воскресенье, 28 июля 2013 г.

Синяя, а не голубая!


                Пришло новое фото в коллекцию - достаточно интересное фото испанца из 250-й пехотной дивизии вермахта перед возвращением с Восточного фронта в Испанию. На солдате уже одета испанская форма с красным беретом и синей фалангистской рубашкой. Подпись можно перевести как "для моего хорошего немецкого друга Эрвина с дружеским. Хуан".


         Теперь немного о самой дивизии. Испанские националисты считали местных коммунистов и социалистов агентами Коминтерна и СССР, а советская военная помощь республиканцам в годы Испанской гражданской войны разожгла в националистах жгучую ненависть к Советскому Союзу. Поэтому, даже после своей победы в апреле 1939 г., националисты считали Советский Союз своим главным внешним врагом. Генерал Франко, стремясь к абсолютной личной власти, умело устранял своих соперников и старался объединить различные течения внутри националистического лагеря. 19 апреля 1937 г. по декрету генерала Франко, в одно движение были объединены фалангисты, карлисты и члены двух других националистических партий. Новое движение получило официальное название – «Испанская Фаланга традиционалистов и хунта национал – синдикалистского наступления» (ФЕТ и ХОНС). Униформой нового движения стала синяя рубашка фалангистов, и красный берет карлистов. Именно из-за синей рубашки фалангистов дивизия и получила свое неофициальное название – «синяя» (нем. – Blau, исп. – Azul). Хочется особо подчеркнуть, что цвет фалангистских рубашек был темно-синим, поэтому называть дивизию "голубой" в корне неправильно, это последствия неправильного и упрощенного перевода.
            Нападение Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. взбудоражило всю Испанию. Наивные испанские националисты посчитали, что Германия начала священный Крестовый поход против коммунизма. В благодарность за помощь Германии в годы Гражданской войны, правительство Франко предложило Гитлеру отправить на советско-германский фронт контингент добровольцев. Нацисты пропагандировали общеевропейский поход против коммунизма, и потому предложение Франко было для них как нельзя кстати. Дальновидный Франко обхитрил нацистов и вместо полномасштабного участия Испании в войне с СССР на стороне Германии ограничился отправкой небольшого испанского контингента. При этом испанское правительство сделало громкое заявление, назвав отправку добровольцев «жестом солидарности», которое «делается независимо от вопроса о полном и окончательном вступлении Испании в войну на стороне Оси, которое последует в соответствующее время».
            Через несколько дней после немецкого вторжения в СССР по всей Испании были открыты пункты записи добровольцев, желавших участвовать в уничтожении коммунизма. Количество добровольцев в 40 раз превысило ожидаемое, и поэтому вербовочные пункты прекратили свою деятельность уже 2 июля 1941 г. К этому времени ими было зарегистрировано свыше 18 000 добровольцев. Большое количество добровольцев позволило Франко распорядиться о создании целой добровольческой дивизии.
            Дивизия испанских добровольцев – так правительство Франко окрестило создаваемое подразделение. Командиром дивизии был назначен один из ближайших сподвижников Франко генерал-лейтенант Аугустин Мунос-Грандес. В составе дивизии было организовано 4 пехотных полка, которые получили названия по фамилиям своих командиров полковников Родриго, Эспарза, Пименталь и Виерна (корни этой традиции уходят еще в XVI в., когда началось формирование регулярных полков испанской армии). Также был создан артиллерийский полк и различные специальные подразделения (инженерное, противотанковое и т.д.). Взвод военной полиции дивизии был сформирован из чинов Гражданской гвардии (испанский аналог итальянских карабинеров) Мадрида. Большую часть дивизии составили ветераны Гражданской войны и лишь в полку Родриго преобладали студенты из молодежной организации СЭУ – «Синдикато Эспаньол Университарио», вступившие в полк во главе со своим лидером Хосе Мануэлем Гайтарте. Основная масса испанских добровольцев была членами движения ХОНС и потому отправилась на место сбора в своих форменных синих рубашках.
            14 июля 1941 г. генерал Мунос-Грандес и штаб дивизии вылетели в Берлин. Вслед за ними, поездом отправилась и вся дивизия. К 20 июля все испанские добровольцы были собраны в учебном лагере Графенвер в Баварии. Через пять дней дивизия получила номер, и по немецкой номенклатуре стала называться 250-й пехотной дивизией. Состав дивизии был также изменен. 4 пехотных полка дивизии были переформированы в 3 (по три батальона каждый). Пехотные полки дивизии получили следующие номера – 262, 263 и 269. Артиллерийский полк был разделен на 4 дивизиона – три легких и один тяжелый (по три батареи каждый). В составе противотанкового подразделения, запасного и разведывательного подразделений было сформировано по 3 роты. Общая численность дивизии с учетом рот связи, военной полиции, медиков и ветеринаров составила 18693 человек. Из этого числа офицеров было 641 человек, унтер-офицеров 2272 человек и 15780 нижних чинов. Количество автотранспорта в дивизии было недостаточным, но немцы легко вышли из положения, передав в испанскую дивизию 5610 лошадей захваченных в Югославии.
            31 июля 1941 г. части дивизии присягнули на верность Гитлеру «в борьбе против коммунизма». В августе испанцы приступили к изучению немецких уставов и тактики. Большая часть испанских добровольцев участвовала в Гражданской войне и потому уже к 20 августа обучение дивизии было завершено, хотя в его процессе и возникли серьезные языковые проблемы.
            20 августа 1941 г. в Байрейте части дивизии погрузились в железнодорожные составы и отправились в Сувалки (город на территорию оккупированной Польши). Из Сувалок, 29 августа дивизия походным порядком отправилась в СССР. Пройдя Литву, испанцы вступили в Белоруссию и достигли Витебска после 40 дневного марша. Из Витебска командование группы армий «Центр» планировало отправить дивизию под Смоленск, но оперативная обстановка под Ленинградом потребовала переброски всех свободных сил в группу армий «Север». В начале октября 250 пехотная дивизия отбыла в район севернее Новгорода.
            Прибыв в группу армий «Север», дивизия вошла в состав XXXVIII армейского корпуса 16-й армии. Части дивизии заняли участок фронта, тянувшийся от западного берега р. Волхов до западного берега оз. Ильмень. Едва успев занять свои позиции, испанцы были атакованы советской пехотой, но сумели удержаться на занятых рубежах. В последующие дни испанцы продолжали удерживать занятые рубежи. В 20-х числах октября 1941 г. части дивизии участвовали в боях за Руссу и Ситно. Затем испанцы участвовали в кровопролитных боях на р. Тигоде. Батальоны 269-го пехотного полка перешли на восточный берег Волхова и вступили в бои за Посад, Отенский монастырь и местечко Шевелево. К 25 октября испанцы заняли все указанные пункты.
            В ноябре 1941 г. ударили сильные морозы, температура упала до – 40 градусов. Морозы нанесли большой урон испанской дивизии, но не сломили духа добровольцев. Сидя в обледенелых траншеях, испанцы отражали атаку за атакой у Отенского монастыря, Посада и Поселка. 13 ноября советские войска полностью окружили I батальон 269-го полка в Посаде и начали шквальный артобстрел этого населенного пункта. 4 декабря 1941 г. советские войска нанесли удар по всему участку фронта, обороняемому 250-й дивизией. Немцы и испанцы пытались деблокировать окруженных защитников Посада, нанося Красной армии молниеносные штыковые удары. В ходе одной из контратак, 7 декабря 1941 г., один из советских батальонов был отброшен от Посада и окруженные испанцы получили возможность вырваться из окружения. Части испанской дивизии несли значительные потери. К примеру только за два месяца боев 2 батальона 269-го полка потеряли 580 человек: 120 убитыми, 440 ранеными и 20 пропавшими без вести. Для поддержания боеспособности дивизии на фронт был брошен даже запасной батальон.
            В ночь на католическое Рождество части Красной армии начали очередной штурм позиций испанской дивизии. Наиболее сильный натиск испанцам пришлось отражать у поселков Ударник и Горка. Испанская дивизия опять смогла удержаться на занимаемых позициях. Испанцы уступили врагу лишь Шевелево. На следующий день, воспользовавшись затишьем, части дивизии приступили к возведению «промежуточной» позиции между советскими и немецкими позициями. 27 декабря, правильно оценив положение, советское командование послало свои войска на штурм «промежуточной» позиции и поселка Ударник. Поселок удалось удержать, и испанское командование послало 3 роты на выручку защитников «промежуточной» позиции. Но было уже поздно – все защитники позиции погибли.
            В конце декабря 1941 г. в составе дивизии была организована лыжная рота из добровольцев разных частей. 8 января 1942 г. лыжная рота по просьбе немецкого командования перешла по льду оз. Ильмень и отправилась на помощь немецкому гарнизону, окруженному в Всваде. Из 206 лыжников пострадали от обморожения и выбыли из строя 178 человек. Остатки роты приняли участие в деблокировке немецкого гарнизона, но к концу операции в строю осталось всего лишь 12 испанцев. Испанская армия постоянно заменяла выбывших солдат новыми добровольцами.
            С середины января 1942 г. испанские добровольцы участвовали в отражении наступления 2-й Ударной армии на Волховском участке фронта. Советские войска под командованием генерала А. А. Власова попытались своим контрнаступлением снять блокаду с Ленинграда. К весне советское наступление провалилось, и на этом участке фронта образовался т.н. Волховский котел. Испанцы участвовали во всех крупных операциях по уничтожению образовавшегося котла. Потери дивизии неуклонно росли и к середине апреля 1943 г. составили 8000 человек. С мая 1942 г. части дивизии вели бои с разрозненными отрядами красноармейцев, а в конце июня участвовали в тяжелых боях за Малое и Большое Замошье. Затем части дивизии отбыли в Колпино, чтобы сменить части 121 пехотной дивизии.
            По прибытии в Колпино, дивизия была включена в состав XXIV армейского корпуса. В конце августа 1942 г. дивизия была переведена в Пушкин и затем выдвинута на фронт. Немецкое командование выделило для испанцев 29 км участок фронта, тянувшийся от Пушкина до Красного Бора. С этого момента части дивизии участвовали только в оборонительных позиционных боях. 13 декабря 1942 г. генерала Муноса-Грандеса на посту командира дивизии сменил другой известный испанский генерал Эмилио Эстебан Инфантес.
            С середины января 1943 г. Красная армия начала свое очередное контрнаступление. Испанцы обороняли свой участок фронта, а один из батальонов 269-й полк был взят в качестве ударной группы для применения в боях за Поселок № 6 (в районе Мги). 10 февраля 1943 г. после интенсивной артиллерийской подготовки советские войска обрушились на Красный Бор. Командир испанской дивизии ввел в бой все свои резервы и даже запасной батальон, но это не спасло ситуации - Красный Бор был оставлен. В результате боев советские войска продвинулись на 3 км.
Испанцы так же оборонялись на западном берегу р. Ижора у местечка Подолово. На этом рубеже испанцы с успехом отбили все атаки Красной армии. Февральское наступление советских войск дорого обошлось испанцам. В боях за Красный Бор и его окрестности дивизия потеряла почти 75% своего состава. Так, перед началом советского наступления в дивизии числилось 5608 человек, а в ходе боев испанская дивизия потеряла 3645 человек.
            Месяц спустя части дивизии участвовали в боях за Петрулово, а потом в долгой позиционной войне. Каждый полк дивизии сформировал свою штурмовую группу для атак противника. Чередуясь, эти группы участвовали в рейдах на окопы противника. Летом 1943 г. испанцы приступили к возведению 2-й и 3-й линий траншей на занимаемых позициях у Пушкина. Вместе с остальными частями L-го армейского корпуса части 250 п/д. участвовали в отражение советских атак.
            Изменения во внешней политике правительства Франко сделали невозможным дальнейшее пребывание испанской дивизии на советско-германском фронте. Представители США и Великобритании в Испании усилили нажим на Франко и потребовали немедленного отзыва испанской дивизии. Последний бой частей 250–й дивизии состоялся 4 октября 1943 г. В этот день Красная армии атаковала позиции 269-го полка на востоке от Пушкина, однако советские войска так и не достигли видимого успеха. За время пребывания на фронте потери испанской дивизии составили 12726 человек из них убитыми 3934 (в их числе 153 офицера), 8466 ранеными и 326 пленными и пропавшими без вести.
            В середине октября 1943 г. части дивизии были выведены в Волосово, а затем погружены в вагоны и отправлены в Германию. В Хофе, испанцы переодевались в испанскую форму и затем партиями отбывали в Испанию. В Германии выяснилось, что почти 50% дивизии не хотят возвращаться в Испанию и покидать своих немецких товарищей по оружию. Сам Франко прекрасно понимал, что отзыв испанской дивизии охладит испано-германские отношения и чтобы сгладить это, разрешил вместо дивизии организовать испанский добровольческий легион, более известный как «Синий легион».
           Более подробно о "Синей дивизии" можно прочесть здесь -

                                                                     
Отправить комментарий