среда, 19 сентября 2012 г.

Фальсификация истории в интересах Российской федерации?

В последнее время руководство Российской федерации делает недюжинные усилия по устранению антагонизма между красными и белыми в истории государства. Другим важным аспектом истории, занимающим внимание правительства РФ, является тема Русской эмиграции. Именно участие ряда русских эмигрантов в антифашистской и антинацистской борьбе в 1939-1945 гг. дает прекрасный пример сотрудничества или взаимодействия белоэмигрантов с Красной армией и Советским союзом, в целом. Таким образом, тема участия эмигрантов в войне против Германии и ее союзников становится крайне востребованной и даже краеугольной при построении новой, несоветской истории России, как символ примирения из чувства любви к Родине, бывших врагов по Гражданской. А как мы знаем – спрос рождает предложение, и так появляются статьи и книги по заданной теме. Одна из них – статья С.С. Балмасова «Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма», опубликованная в Журнале российских и восточноевропейских исторических исследований №2-3 за июль-декабрь 2010 г. (С.65-75). Позволим себе ознакомиться с некоторыми утверждениями и фактами, содержащимися в статье и понять, каким образом закладывается фундамент в новую историю России.

Для того, чтобы этот фундамент был более основательным журналисты и историки, разделяющие заботу высоких государственных мужей об истории России, закладывают в него даже совсем не подходящие по «размеру» кирпичики и камушки. Так, историю борьбы эмигрантов с нацизмом или фашизмом, исчисляют аж с 1935 г., не упоминают о борьбе эмигрантов против нацизма даже в период действия советско-германского пакта Молотова-Риббентропа. Самым же важным и главным вольным или невольным упущением этих авторов, является то, что они не указывают даже примерного количества эмигрантов, принявших участие в борьбе с нацизмом, взамен этого они стараются привести максимально возможное (или известное им) количество фамилий эмигрантов, тем или иным образом вовлеченных в борьбу с нацизмом. Таким образом, у читателя искусственно формируется ощущение всеобъемлющей поддержки Советского союза эмигрантами в годы войны. Обозначив проблематику, вернемся к рассмотрению самой статьи.
Тема белой эмиграции для Сергея Балмасова не нова: ранее он уже отмечался работами об русских эмигрантах в Албании, Китае, Испании и во Французском иностранном легионе. В общем, человек, на мой взгляд, должен был иметь представление, о чем писал…
Свою статью Сергей Балмасов начинает безапелляционным утверждением о том что «около тысячи белоэмигрантов сражались в Испании против режима Франко»[1]. К сожалению, точное количество эмигрантов-добровольцев в армии Испанской республики не известно до сих пор, но в нашем распоряжении есть данные о количестве русских эмигрантов в составе интернациональных бригад (именно в них служило максимальное количество иностранных добровольцев в республиканской армии) в период с июля 1936 г. по апрель 1938 г. Согласно данным штаба интернациональных бригад за это время в интербригадах служило лишь 340 русских эмигрантов, из них как минимум 53 были евреями из России[2]. Затем автор рассказывает о десятках белоэмигрантов-добровольцев в 12-й интербригаде советского военспеца П.И. Батова[3], между тем в цитируемом источнике П.И. Батов написал – «… я увидел десятки добровольцев. Плечом к плечу стояли не только наши советские граждане, но и русские эмигранты»[4]. Статью продолжают мысли С. Балмасова о причинах, побудивших эмигрантов сражаться за республику. За основу взяты слова добровольца-франкиста Яремчука – «один из них, офицер-корниловец, изменился под впечатлением от поведения своего брата-эмигранта, “который вел беспутную жизнь среди таких же “подонков всех видов” и которого он глубоко стыдился»[5]. Т.е. видя грехопадение своего брата, знакомый Яремчука изменил свои убеждения и поддержал республику. Захотев проверить эти данные, я открыл книгу Яремчука на означенной странице и ничего подобного не нашел, нет там этого диалога. Зато на другой странице я нашел примерно те же слова, но сказанные совсем при других обстоятельствах – «… он вынимает из кармана французскую левую газету и показывает мне фотографию – группа молодых людей с винтовками, добровольцев красной испанской армии. “Смотрите, это мой брат”… “Он в Париже отбился от рук, вел знакомство со всякой сволочью”»[6].
В следующем абзаце Сергей Балмасов рассказывает нам о белоэмигрантах которые заявили советскому военспецу А.А. Ветрову, что «хотели в бою заслужить право называться советскими гражданами, мечтая возвратиться на Родину предков»[7]. Между тем, сам А.А. Ветров рассказывает эту историю совсем по-другому – «… я узнал, что нахожусь в стрелковом подразделении Интербригады, составленном из русских эмигрантов во Франции, большинство которых  в свое время  служили рядовыми либо младшими офицерами старой русской армии (то есть речь идет о бывших военнослужащих Русского экспедиционного корпуса во Франции в 1916-1918 гг. – прим. К.С.)… Мы, члены парижского «Союза  возвращения на родину», присоединились к антифашистской борьбе, потому что ненавидим фашизм, а также потому, что желаем в борьбе с общим врагом заслужить право называться советскими гражданами и возвратиться на землю наших предков…»[8]. Таким образом, мы опять мы сталкиваемся с тем, что процитированные слова имеют несколько другое значение.
Затем Сергей Балмасов рассказывает нам, со слов Джона Корнфорда, что «белые русские любили выпить, после чего пели русские народные песни и славили Сталина как «отца родного»[9]. Что ж, использование зарубежного источника можно только приветствовать, но есть одно но – на указанных С. Балмасовым страницах ничего не говорится о русских эмигрантах, более того, судя по биографическому указателю книги, Джон Корнфорд в ней вообще не фигурирует.
В конце испанской части своей статьи С. Балмасов делает глубокомысленные выводы о том «что антифашистская позиция многих белоэмигрантов вынудила Франко относиться к прибывающим в его войска русским антикоммунистам с большой осторожностью»[10]. Здесь остается развести руками, большей некомпетентности в освещении участия русской эмиграции в испанских событиях трудно представить. Но спишем это на авторское виденье.
Следующая часть статьи – Против нацизма во Франции, автор открывает утверждением, что после начала Второй мировой войны во французскую армию было мобилизовано не менее 3000 белоэмигрантов и их детей[11]. С данной информацией трудно не согласиться, но на указанной странице книги Варшавского вышеупомянутых цифр нет, при этом я специально проверял это по книге 1956 г. издания. Кстати очень характерный пример – в сентябре 1939 г. СССР и Германия наслаждались результатами пакта Молотова-Риббентропа и хотя и не были союзниками в полном смысле слова, но уж и врагами не были точно. Вместе с тем, важно и показательно знать мотивы вступления некоторых эмигрантов во французскую армию – «Считая, что союз Германии Гитлера с красной Россией есть ненормальность – я дал согласие. Переписка и оформление затянулись. Потом получаю визы и билеты на пароход в Сайгон. Долгожданная «весна» похода на красную Москву, казалось пришла…»[12]. Кстати потом, автор этих строк, волею судеб сражался с японцами и вероятно по мнению С. Балмасова тоже стал «оборонцем» (так в среде эмиграции называли сторонников победы СССР в войне).
На следующей 66-й странице автор статьи рассказывает нам, что после нападения Германии на Францию в мае 1940 г. «250-тысячная русская община страны выставила в строй до 20 тыс. бойцов», правда эта информация не подтверждается ссылкой. Обе цифры, безусловно, заметные и значительные, но очень интересно их появление в данной статье. Дело в том, что к началу Второй мировой войны количество русских эмигрантов проживавших во Франции сократилось до 70 тыс. человек[13]. Довольно странным выглядит то что С. Балмасов не нашел этой информации в используемой им при написании статьи книге Л.К. Шкаренкова, хотя по ряду косвенных признаков именно эта книга положена в основу рассматриваемой статьи. Таким образом, утверждение о том, что эмиграция  во Франции выставила в строй борцов с нацизмом до 20 тыс. бойцов выглядит несостоятельным.
Говоря об удельном весе эмигрантов в вооруженных силах «Свободной Франции» в 1940 г., автор, ссылаясь на оценки самих эмигрантов (речь, вероятно, идет о Н. Вырубове) сообщает, что эмигранты составляли не менее десятой части от общей численности сил «Свободной Франции»[14]. При этом автор не сообщает читателям, о том, что численность этих вооруженных сил составляла всего лишь 1300 человек, из которых 900 были чинами 13-й полубригады Иностранного легиона[15] (хорошо знакомой С. Балмасову).
Дойдя до 22 июня 1941 г. Сергей Балмасов опять возвращается к восприятию войны русской эмиграцией. Цитируя В.Л. Андреева, которого он называет «сыном известного эмигрантского писателя», при этом, забывая добавить, что этот эмигрантский писатель скончался еще в 1919 г.! Из текста процитированной С. Балмасовым петиции эмигрантов Ниццы к представителям СССР становится ясным, что она написана либо в самом конце войны, либо после ее окончания.
В следующем абзаце – Позиция вождей Белого движения, автор продолжает радовать нас своими гипотезами. На 67-й странице С. Балмасов утверждает, что генерал А.И. Деникин «демонстративно отказался сотрудничать с Власовым». Каким образом и когда сделал это генерал Деникин, автор нам не сообщает, равно, как и не дает ссылку на источник позволяющий сделать такой вывод. На той же странице автор сообщает нам об обличительных выступлениях Деникина и о том, что он осудил тех, кто пошел с немцами против СССР. Данные утверждения не подкреплены ссылками, а также не говорится, что осуждать «пораженцев» генерал Деникин стал после освобождения Франции.
К оборонцам автор относит и вице-адмирала М.А. Кедрова, более того он цитирует адмирала по книге В.С. Варшавского, но на указанных С. Балмасовым страницах адмирал  вовсе не упоминается[16]. Также существенным упущением автора является, то, что он не сообщил, что крен адмирала в советскую сторону произошел в конце войны, при этом он «политически оставаясь на антибольшевистских позициях, … приветствовал  победу советской армии над гитлеровской Германией»[17]. Генерал-майор В.Г. Баранов, служивший в Министерстве авиации Французской республики, вероятно в число оборонцев попал только потому, что был эвакуирован в месте со своим министерством в Великобританию[18]. Продолжая тему, автор указывает и другого видного «оборонца» - генерал-лейтенанта П.К. Писарева. Основанием для этого утверждения служит информация Н.Н. Рутыча о том, что Писарев в 1939 г. «тайно, по поручению генерала Деникина возглавлял Союз добровольцев»[19]. Но у Рутыча нет упоминаний о том, что Писарев вел какую-либо «подпольную работу» (С.67 рассматриваемой статьи). Дальше – больше! На той же странице С. Балмасов рассказывает нам о «гибели видных оборонцев». В качестве примера автор приводит гибель генерал-лейтенанта П.А. Кусонского. Рассказывая о нем, как «эмигранте-оборонце», который проводил «подрывную деятельность среди эмиграции и контактирующий с бельгийским подпольем», автор упускает из вида поддержку П.А. Кусонским отправки русских добровольцев в армию Франко, а также то, что спустя 10 дней после немецкой оккупации Парижа Кусонский в своем письме к А.А. фон Лампе выражал симпатию к немцам[20]. Но автора статьи это не смущает, более того, он утверждает, что Кусонский играл немалую роль в «организации Сопротивления в стране и определении настроения местной русской общины» (С.67). Прямым подтверждением своей красочной версии о роли Кусонского автор считает перенос с воинскими почестями праха погибшего генерала на кладбище Юкль. При прочтении этой части статьи у меня оформилось стойкое мнение, что автор статьи воспользовался справочником Н.Н. Рутыча и занес всех более-менее подходящих по датам и обстоятельствам генералов в ряды оборонцев, додумав их участие в Сопротивлении.
Говоря о Сопротивлении эмигрантов нацизму во Франции (С.68-69) автор не грешит против исторической правды, хотя и допускает ряд неточностей. Вкладывая в уста фельдмаршала Монтгомери фразу «Я хочу запечатлеть мое восхищение перед услугами, оказанными нам Верой Оболенской» автор ссылается на В.С. Варшавского, но на означенной странице в книге Варшавского эта фраза отсутствует. Известной монахине матери Марии (Е.Ю. Кузьмина-Караваева) автор оставил почему-то девичью фамилию – Пиленко.
Красочно описав моральное обоснование борьбы русских эмигрантов с нацизмом, автор прибегает к уже описываемому нами приему – в статье воспроизводится большой перечень фамилий участников вооруженной борьбы, правда и здесь не обошлось без курьезов. Рассказывая о подвигах эмигрантов А. Ножина, П. Борейши де Борими и К. Боровского, автор ссылается на В.С. Варшавского, но означенной странице в его книге приводится другая информация[21].
Расправившись с немцами, автор переходит к их союзникам – итальянцам, в абзаце – Против Муссолини, рассказывает о героической борьбе эмигрантов против фашизма. Есть в этом абзаце и такие строки – «Свою лепту в разгром итальянских союзников Гитлера внесла и русская община Эфиопии. Напомню, что здесь осели несколько десятков бывших офицеров, которые помогли эфиопам создать боеспособную армию, которая сопротивлялась вооруженным до зубов итальянцам почти год (1935-1936)» (С.71). В связи с этим пассажем, хотелось бы напомнить автору, что вторжение итальянцев в Эфиопию началось 3 октября 1935 г., а фактическое поражение свершилось к началу мая 1936 г. Но это не главное, главное в том, что Ось Берлин- Рим была официально образована 25 октября 1936 г., соответственно союзниками две страны стали только с этого времени.
Рассказывая об эмигрантах в американских, британских и канадских войсках С. Балмасов заявляет – «Одних только наших полковников насчитывалось 14 человек, не считая десятков и сотен офицеров младшего и среднего звена, а также тысяч солдат» (С.72). В качестве источника автор указывает - Некролог А. Долгополова в журнале «Первопоходник» №16 (С.59). На поиски этого журнала я потратил несколько недель, но мое упорство было вознаграждено. Открыв указанную страницу, я обнаружил, что в некрологе говорится о смерти С.П. Андоленко, а А. Долгополов является автором некролога, а отнюдь не покойным, но каково же было мое удивление, когда я нашел упоминание только, я подчеркиваю – только 14 полковников в американской армии.
Собравшись с силами, С. Балмасов переходит к заключению – «Кое-кто из современных исследователей считает, что большинство белоэмигрантов во Второй мировой войне выступили на стороне нацистов» (С.73). Автор опять вводит читателя в заблуждение, таких исследователей большинство, а не единицы. Рассказывая о Русском корпусе, он утверждает, что корпус участвовал «в карательных экспедициях против сербского сопротивления»! Позволю себе сделать небольшую ремарку – как такового сербского сопротивления в Югославии не было вообще. С большой натяжкой так можно назвать четников, которые соблюдали взаимный нейтралитет с Русским корпусом. Но С. Балмасов под сербским сопротивлением вероятно понимает Народно-освободительную армию Югославии (НОАЮ), стоявшую на принципах интернационализма. Далее автор сознается, что ему не ясно сколько «участников насчитывал в действительности» Русский корпус. Напомню, Сергею Станиславовичу, что участники могли быть в сопротивлении, а в корпусе служили военнослужащие, имевшие чины. Большие сомнения у автора вызывает численность Русского корпуса – «На бумаге – 17 тыс. штыков. Однако есть данные, что строевых «корпусников» едва набиралось 9 тыс. человек» (С.73). Постараюсь развеять сомнения автора – через ряды Русского корпуса прошло около 18 тыс. человек, из них 1 тыс. была убита, 3,5 тыс. ранены, а около 2 тыс. пропало без вести[22]. Несмотря на попытку сократить численность Русского корпуса, автор, тем не менее, заявляет, что «численность белоэмигрантов в нацистской форме не превышала 30 тыс. бойцов» (С.73).
Следующий абзац Заключения автор начинает уже с неприкрытой лжи – «Следует заметить, что не меньшее, а даже большее число эмигрантов сражалось против нацизма в армиях союзников» (С.73). Вот так. Вроде бы и верно все, ведь только в одной французской армии против нацистов сражалось 20 тыс. бойцов (несостоятельность этой цифры разбиралась нами выше), плюс несколько тысяч в американской армии (см. выше), так и набегает желанная цифра. Но давайте определимся, подтверждены ли эти цифры источниками? Нет ли при подсчете явного подлога? Не является ли рассмотренная статья фальсификацией истории?
На эти вопросы каждый читатель этой рецензии пускай ответит сам.


[1] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма// Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. №2-3, июль-декабрь 2010 г. Фонд содействия актуальным историческим исследованиям «Историческая память». С.65.
[2] Sugarman M. Jews who served in Spanish Civil war. P.2.
[3] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.65. Со ссылкой на Камнев В. Волонтеры свободы// Голос Родины. 1966. №66 (8).
[4] Цит. по Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. М., 1981. С.173.
[5] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.65. Со ссылкой на Яремчук 2-й А.П. Русские добровольцы в Испании 1936-1939. Сан-Франциско. 1983. С.368.
[6] Яремчук 2-й А.П. Русские добровольцы в Испании 1936-1939. С.2.
[7] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.65. Со ссылкой на Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. М., 1986. С.206.
[8] Цит. по Ветров А.А. Добровольцы свободы// Вопросы истории. 1972. №4.  С.110-111.
[9] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.65. Со ссылкой на Keene J. Fighting for Franco. International Volunteers in Nationalist Spain during the Spanish Civil War, 1936-1939. London, 2001. Р.104-107.
[10] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.65.
[11] Там же. С.65. со ссылкой на Варшавский В.С. Незамеченное поколение. Нью Йорк, 1956. С.12.
[12] Елисеев Ф.И. В Иностранном легионе и в плену у японцев. М., 2005. С.7.
[13]Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции.  М., 1981. С.178.
[14] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.66.
[15] Thomas N. Foreign volunteers of the Allied forces 1939-45. Hong Kong, 1998. P.20.
[16] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.67. со ссылкой на Варшавский В.С. Незамеченное поколение. С.238-239.
[17] Рутыч Н.Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. М., 1997. С.113.
[18] Там же. С.38.
[19] Там же. С.184.
[20] Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. С.176.
[21] Балмасов С. Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма… С.67. со ссылкой на Варшавский В.С. Незамеченное поколение. С.33.
[22] Волков С.В., Стрелянов (Калабухов) П.Н. Чины Русского Корпуса: Биографический справочник в фотографиях. М., 2009. С.10.
Отправить комментарий